Бекир Чобан-Заде
(1893 – 1937)

 

          Бекир Вагаб-оглы родился в городе Карасубазар (ныне Белогорск) Симферопольского уезда Таврической губернии 15 мая 1893 года в чабанской семье.
          Помогая отцу пасти овец, Бекир с нетерпением ждал того часа, когда его определят в школу. В 8-летнем возрасте он стал посещать приходскую школу, а через 3 года поступил в прогимназию. Способности Бекира к учебе были рано замечены горожанами, и городской голова Решид Медиев способствовал тому, чтобы направить Бекира на учебу в Стамбул за счет городского благотворительного общества.
          В 1914 году Бекир закончил Константинопольский Турецкий Лицей по словесному отделению. Параллельно с этим он окончил и 3-годичные высшие курсы арабского и французского языков при Стамбульском университете и получил право преподавания этих языков в средней школе и в лицеях. Во время учебы в Стамбуле Бекир публикует свои первые стихи, которые подписывает псевдонимом “Чобан-Заде” (Сын Чабана).
          В 1915 году Бекир возвращается домой, а затем едет в Одессу, где в течение года изучает славянские языки, после чего направляется в Венгрию, поступает на историко-филологический факультет Будапештского университета. Здесь он сразу входит в мир науки, начинает изучать “Кодекс-Куманикус” - древнейший памятник крымскотатарского языка. Молодой ученый до окончания учебы завершает свою научную работу и в 1920 году защищает докторскую диссертацию. После окончания учебы Бекир преподает в Будапештском и Лозаннском (Швейцария) университетах и в 26 лет становится профессором обоих университетов.
          Находясь вдали от родины, карасубазарец тоскует о родных местах и свои чувства передает в своих стихах. В дальнейшем они будут изданы в отдельной книге под названием “Буран”.
          В конце 20-х годах молодой профессор возвращается на родину. В это время в Крыму происходили бурные политические события, шла ломка эпох. В 1921 году провозглашается Крымская Автономная Республика, и Бекир становится активным ее бойцом. Он избирается членом Центрального исполнительного комитета Крымской АР, участвует в процессе революционного обновления общества.
          В 1924 году Бекир Чобан-Заде становится ректором Крымского университета, читает лекции по введению в языкознание, крымскотатарской диалектологии, сопоставительной грамматике тюркских языков. В это время в Баку развернулась активная работа по переводу тюркских алфавитов с арабского на латинскую графику. Руководители Азербайджана пригласили Бекира Чобан-Заде, чтобы он возглавил эти начинания, и он приехал в Баку.
          В течение 1925 - 1930 годов Бекир Чобан-Заде весь свой талант и энергию отдает этому важному делу, поистине титанический труд ученого и новатора делает его имя всемирно известным.
          В 1927 году он избирается председателем научного совета Всесоюзного центрального комитета по новому алфавиту.
          В 1928 году против Бекира Чобан-заде развернулась клеветническая кампания в крымской и бакинской печати. Ученого обвиняли в пантюркизме, "буржуазном национализме". Изгнанный и исключенный отовсюду, лишенный всех своих должностей, он мучительно пересматривает свои позиции, вследствие учинённых над ним пыток и, в результате, психологического надлома публикует покаянные письма в крымских и бакинских газетах. Стихотворения этого периода полны навязчивых идей о смерти и потустороннем мире ("Хайтарма", "Красное вино"). Несмотря на травлю в печати, Бекир Чобан-заде сохранил высокий авторитет в научных кругах. В 1930-35 годах он заведовал кафедрой узбекского языка в Ферганском пединституте, преподавал в Ташкентском университете, Бухарском пединституте, избран действительным членом Азербайджанского филиала АН СССР, в 1935 году избран членом Парижского лингвистического общества.
          Бекира Чобан-заде арестовали 28 января 1937 года в Кисловодске. Обвинен в участии в деятельности "Милли-Фирка", пантюркистском движении и непрерывном, в 1920-37 годах, участии в "националист." и "пантюркист." организациях. 12 сент. 1937 ВК ВС СССР приговорен к ВМН (ст. 60, 63, 70, 73 УК АзССР). Был казнен 13 октября 1937 года.

НА НАДГРОБНЫЙ
КАМЕНЬ ПЛЕННИКА

Спи чутким сном, мой друг, постель твоя жестка.
Отчизны больше нет, отчизна далека.

Спи мирным сном травы, наперекор врагам:
Их песням, соловьям, озёрам и лугам.

Но если утром вдруг рассеется туман,
И если к нам с небес ниспустится Коран,

И Ангелы вокруг вдруг запоют "Алла!"
Проснись и ты, джигит, здесь есть ещё дела.

Открой глаза и встань, и оседлай коня,
На звёзды посмотри, ведь близится заря.

Взгляни, где Родина и где встаёт восход,
Молись, отри лицо, с землёй смешавши пот.

Оставь желания, пустись в обратный путь,
Чтобы на Родине взмолиться и вздохнуть.

Деревни и дома разрушены до тла,
Но есть надежда в нас, она ещё светла.

Любовь родной земли над нами вновь парит,
И всюду брат родной, а подлый враг бежит.

Мы встали для того, чтоб изменить судьбу
И на гнилой земле ещё свершить мольбу.

Когда же надоест тебе склеп тесный твой,
Скажи: "Мне жаль — не смог погибнуть, как герой".

Спеши опять на бой пешком иль на коне,
Вновь выбирая смерть, где сладко, как во сне.

1917 24.12., Будапешт.
Перевод С. Дружинина