Алексей Гастев
(1882 – 1938)

          Алексей Капитонович Гастев родился 26 сентября 1882 года в Суздале, в семье учителя и портнихи. В детстве лишился отца и рано начал жить самостоятельно. Окончив городское училище, а затем технические курсы, Гастев поступил в учительский институт, но был исключен за политическую деятельность. Работал слесарем в Петербурге, Харькове, Николаеве, за участие в революционном движении несколько раз сидел в тюрьме, затем был сослан в Нарымский край, несколько раз эмигрировал во Францию откуда нелегально возвращался. С1901 по 1917 год состоял в РСДРП(б). С 1907 по 1918 год был членом правления петербургского союза металлистов, а в 1917-18 годах – секретарем ЦКВСРМ. В 1931 году вступил в ВКП(б). Работал в области научной организации труда. Основной научный труд Гастева – книга "Трудовые Установки", изданная в 1924 году. Он написал целый ряд книг по по вопросам профдвижения, научной организации труда и строительства новой культуры.
          Свою литературную деятельность Гастев начал в 1904 под псевдонимом Дозоров, когда в ярославской газете “Северный край” был напечатан его первый рассказ "За стеной" из жизни ссыльных. Первый сборник стихов “Поэзия рабочего удара” вышел в 1918 году. В.Хлебников отмечал воздействие Горького на ранние произведения Гастева. В 1919 году Гастев был председателем Всеукраинского Совета Искусства, сотрудником "Путей творчества" и "Сборника нового искусства".
          Большую часть произведений Гастева можно назвать стихотворениями в прозе: их ритм не организован до степени стихотворного, рифмы нет, да и написаны они в форме прозаических отрывков. Однако установка на лирическую выразительность, особая организация синтаксиса, повторяемость периодов и т. п. — все это приближает их по типу к произведениям стихотворным и дает полное право говорить о Гастеве как о лирическом поэте, отправляющемся в смысле формы от Уитмена и Верхарна.
          Последние годы Гастев как поэт не печатался, целиком уйдя в руководство созданного им Центрального института труда (ЦИТ).
          Репрессирован. Достоверных данных о причинах смерти нет. Скорее всего расстрелян.

 

* * *

Я люблю вас, пароходные гудки, —
Утром ранним вы свободны и легки,
Ночью тёмной вы рыдаете, вы бьётесь от тоски.

Я люблю тебя, убогий грязный трюм,
Этот бешеный подвальной жизни шум,
То мятежный, то, как омут, зол-угрюм.

Я люблю тебя, суровая корма:
Стоном песен рулевых ты вся полна,
Но голубит и ласкает тебя вольная волна.

Я люблю и вечно хмурую трубу,
Что всё смотрит — не насмотрится в судьбу,
Мрачно думает, вздыхает про борьбу.

Но всех больше полюбил я вас, сигнальные огни:
В буре, в шторме вы гуляете одни,
С горизонтов нелюдимых всем видны.

Эх, — подымутся напасти злой воды,
Мы помрём, подохнем с голода, с нужды,
Онемеют все гудочки от беды.

Трюм затихнет, похоронит мятежи,
Руль согнётся, хоть держи иль не держи,
Пароход погибнет в море мутной лжи.

Но огни сигналов наших будут биться на волнах,
Потухать... но на отчаянных челнах,
Умирать... но как призывный светлый взмах.

Всё забудется, всё можно потопить,
Можно в глубях наше судно всё сгноить,
Не устанут только люди говорить,

Что смеялися огни над злым бичом,
Не хотели сдаться буре ни по чём
И метались перед смертью в море пламенным мечом!

 

 

ДУМА РАБОТНИЦЫ

Я сегодня утром по полю гуляла,
Дожидалась в травке, как пробьёт гудок.
Я в тропинках дивных счастье всё искала.
Я в овражках чудный сорвала цветок.

Думала, мечтала, зорьку вопрошала,
Не опять ли к нивкам брошенным пойти?
Так в душе легко бы, вольно бы мне стало,
Так легко бы счастье давнее найти.

Но пути-дороженьки все-то позабыты,
Старый дом разрушен, сломан и сожжён,
Милые речушки, прудики разрыты,
Сон мой детский, ранний, жизнью погребён.

Загулял, забегал, зазвонил призывно,
Застонал надрывным голосом гудок:
Встань скорей, работай быстро, непрерывно,
Заведи сверлильный чистенький станок.

Ну, и не печалься, не гляди тоскливо
В старые сказанья, заглуши их стон,
А беги к надеждам новым торопливо,
Живо откликайся на машинный звон.

Ты укрась машины свежими цветами,
Лаской, нежной грёзой отумань, обвей,
Смелыми оденься, обогнись мечтами,
Алые знамёна от станка развей.

 





Ткани фабрики Beacon Hill http://winwal.ru/catalog/beacon_hill/.