Владимир Лозина-Лозинский
(1885 – 1937)

          Владимир Константинович Лозина-Лозинский, родился 26 мая 1885 года в городе Духовщина Смоленской губернии, в семье земских врачей — Константина Степановича Лозина-Лозинского и его жены Варвары Карловны Шейдеман. Родители его по убеждениям были народники. В 1888 году мать заразилась тифом, ухаживая за больными в земской больнице, и умерла. Овдовев, отец Владимира с сыновьями Владимиром и Алексеем вернулся в Санкт-Петербург, получил место врача на Путиловском заводе и через некоторое время женился. Его вторая жена, Ольга Владимировна Сверчкова, заменила братьям мать. Большая семья, в которой родилось ещё трое детей, была очень дружной. О.В.Сверчкова вспоминала: "Володя (о. Владимир) был самым нежным, трогательным и заботливым из всех детей".
          Владимир рос очень болезненным и впечатлительным ребёнком, необыкновенно добрым и бескорыстным. Ему был присущ врождённый аристократизм, он прекрасно говорил на европейских языках. Его брат Алексей Константинович Лозина-Лозинский был поэтом. Владимир ценил стихи своего брата, и сам писал с юности, но себя поэтом не считал.
          В 1904 году Владимир Лозина-Лозинский успешно окончил гимназию Императорского Человеколюбивого общества и сразу поступил на юридический факультет Университета. В 1910 году он поступил на службу в Правительствующий Сенат. Одновременно молодой юрист продолжал изучать историю архивного дела и через два года окончил Археологический институт в Санкт-Петербурге.
          Во время Первой Мировой войны Владимир Лозина-Лозинский служил помощником обер-секретаря 2-го департамента Сената и добровольно работал помощником уполномоченного Красного Креста по приему раненых на одном из вокзалов в Петрограде.
          Когда в 1917 году большевики закрыли Сенат, Владимир Константинович поступил на работу статистиком на Московско-Рыбинскую железную дорогу. Желание стать священником, по-видимому, вызрело в будущем священномученике постепенно, под влиянием русской катастрофы 1917-го года. Большим потрясением для него явилось также самоубийство любимого брата Алексея в 1916 году. Впервые он заявил о своём решении стать священником в дни, когда начались открытые гонения на Церковь, после расстрела соседа по дому – настоятеля церкви св. Екатерины протоиерея Александра Васильева.
          В 1920 году Владимир Константинович был зачислен на первый курс Богословского Института в Петрограде, а в ноябре подал прошение о рукоположении.
          После рукоположения он служил в университетской церкви Всех Святых, в 1923 году являлся настоятелем этого храма. Батюшка неоднократно подвергался аресту: в 24 году по делу “Спасское Братство”. 15 февраля 1925 года о. Владимир был снова арестован и приговорен к расстрелу по статье 61 УК РСФСР "Участие в организации или содействие организации, действующей в направлении помощи международной буржуазии". Казнь была заменена заключением сроком на 10 лет. 8 июля 1925 года о. Владимир был отправлен в концлагерь на Соловки. Лагерную жизнь батюшка принимал смиренно и безропотно. Он со всеми был приветлив, ласков, любил шутку, острое словцо. По воспоминаниям соузников-соловчан, аристократизм его поведения не исчезал даже тогда, “когда он отвешивал вонючую воблу” в продовольственном ларьке, разносил посылки или мыл управленческие уборные. Здесь он снова начал писать стихи.
          В 1928 г. срок был сокращен и заключение заменено ссылкой в Сибирь, в Тулуновский округ, деревню Пьяново. По окончании ссылки в 1933 году о. Владимиру не было разрешено жить в Ленинграде. Он поселился в Новгороде. Там о. Владимир служил в храме Успения Пресвятой Богородицы, с 1935 года –настоятелем собора Михаила Архангела.
          13 мая 1936 года о. Владимир был вновь арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности и приговорен к расстрелу. Расстрелян 26 декабря 1937 года в Новгороде. Место погребения неизвестно.
          Владимир Константинович Лозина-Лозинский причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

По материалам сайта Град Святого Петра (http://petragrad.spb.ru/)

 

В МОНАСТЫРЕ

Вас поведут по тем местам,
Где притаился нежный шорох,
Где дум невыплаканных ворох
Всё говорит о чём-то вам…
Где проливался тёплый воск
Большими жёлтыми слезами,
А перед мшистыми стенами
В камнях из камня крест пророс…
Где с арки выломанной вниз
Сбегают серые ступени,
И дремлют сумрачные тени,
Где чей-то грех, упавший ниц…
Но здесь теперь уж не найдёшь
Напевов нежных колоколен,
И словно тайно тяжко болен
Спит монастырь, как старый дож…
И вот теперь, в ушедший век,
Вы здесь пройдёте молча мимо,
И вам приснится меч Селима,
Клобук, татары, Булат-бек…
В стене чугунное кольцо,
Седины, чёрный чёрк змеи,
Писанье старца Досифея
И чьё-то строгое лицо…