Андрей Панов
(1899 - 1937)

          Украинский писатель Андрей Степанович Панов (Панив) (лит. псевдонимы А. Невира, А. Селянин, Анд. и др.) родился 30 сентября 1899 года в слободе Ворожба Сумского уезда Харьковской губернии (теперь в составе г. Белополье Сумской области Украины) в семье волостного писаря. Семья переехала в Курскую губернию, где он получил начальное образование в земских сельских школах. В 1918 году закончил Курскую учительскую семинарию. Работал наблюдателем в Курской метеорологической обсерватории, учительствовал в сельской и в железнодорожных школах на станциях Лиман и Изюм. В 1921—1925 годах учился в Харьковском Институте народного образования. Членом ни одной политической партии не был. По окончании учебы работал в редакциях газеты “Крестьянская правда”, журналов “Сельскохозяйственный пролетарий”, “Плуг”, “Трактор”, в кооперативном издательстве “Плужанин”, преподавателем Института народного образования, научным сотрудником Института литературы им. Т. Г. Шевченко. На это время приходятся и его первые литературные опыты. Свои стихотворения, новеллы, литературно-критические статьи печатал в газетах “Селянська правда”, “Вісті ВУЦВК”, “Культура і побут”, “Комуніст”, журналах “Плуг”, “Плужанин”, “Шляхи мистецтва”, “Комунарка України”, “Сільськогосподарський пролетар”, “Сількор України” и др. Отдельными изданиями вышли поэтические сборники “Вечірні тіні” (1927), “Без межі” (1933), книжка для детей “Як звірі хату будували” (1925), сборники лирических новелл “Село” (1925), “Христя” (1928), несколько популярных учебников для детских учреждений. Панов был ответственным секретарем литературной организации “Плуг”.
          После убийства в Ленинграде С. М. Кирова оперативный уполномоченный ГПУ УССР Бордон, рассмотрев материалы, в которых Панова А. С обвиняли как члена террористической группы, которая ставила целью организацию покушений на руководителей партии и правительства, пришел к выводу: “Находясь на свободе, Панов смог бы попробовать осуществить свои намерения”. Поэтому постановил “выбрать мерой пресечения во избежание скрытия от суда и следствия — содержания его под стражей в спецкорпусе тюрьмы”. Арест Панова и обыск в его квартире был проведен ночью с 5 на 6 декабря 1934 года. За установленные Указом ЦИК СССР десять дней закончить следствие по делу Панова не удалось, поэтому 17 декабря сотрудникам УГБ пришлось хлопотать о продолжении сроков следствия.
          Допрос вел начальник II отделения секретно-политического отдела Лисицкий в присутствии военного прокурора Сафронова. Лишь 29 декабря в 1934 года Панов вынужден был “признать” принадлежность к контрреволюционной организации, однако отрицал участие в подготовке терактов. Лишь под натиском военного прокурора Украинского военного округа Перфильева 19 января 1935 года признал себя виновным, потому что, мол, “носил камень за пазухой против вождей партии”. На закрытом заседании выездной сессии Военной коллегии Верховного Суда СССР 28 марта 1935 года Панов А. С. был приговорен к заключению на 10 лет с конфискацией приналежного ему имущества. Наказание он отбывал на Соловках.
          “Тройка” УНКВД по Ленинградской области 9 октября 1937 года провела "чистку" Соловецкой тюрьмы ГУЛАГ НКВД СССР. К расстрелу были приговорены 1825 соловецких узников. По делу № 103010/37 г. приговорили к расстрелу большинство именно украинцев (134 "украинских буржуазных националистов") - Омельяна Волоха, Марка Вороного, Николая Зерова, Антона Крушельницкого, Николая Кулиша, Леся Курбаса, Юрия Мазуренко, Валериана Подмогильного, Павла Филиповича, Клима Полищука... Оперативная часть Соловецкой тюрьмы обвинила их в том, что "оставаясь на предыдущих контрреволюционных позициях, продолжая контрреволюционную шпионскую террористическую деятельность, они создали контрреволюционную организацию". Был в этом списке и Андрей Панов. В канун празднования 20-й годовщины Октябрьского переворота он был расстрелян в лесном карельском урочище Сандармох под Медвежьегорском. (В ознаменование 20 - летия Великого Октября с 27 октября по 4 ноября 1937 г. были расстреляны 1111 бывших узников Соловецкого лагеря особого назначения).. Сейчас в том лесу мемориальное кладбище. Кресты скорби. Деревянная часовенка. И памятник – гранитная глыба с надписью: "Люди, не убивайте друг друга".