Юлиан Щуцкий
(1897 – 1938)

          Юлиан Щуцкий родился в Екатиринбурге в 1897 году в семье ученого-лесовода и учительницы музыки. В юности увлекался музыкой, в 1915-23 годах написал ряд музыкальных произведений.
          В 1914 побывал в Германии, Франции, Швейцарии. По окончании приюта принца Ольденбургского поступил в Петроградский политехнический институт на экономическое отделение, но в 1917 году перешел в Практическую восточную академию, годом позже – в университет, который окончил в 1922 году по кафедре китаеведения. К этому же времени относится и увлечение Щуцкого антропософией, и занятие переводом древнекитайской поэзии под руководством В. Алексеева (первые 10 переводов были напечатаны в том же 1922 году в журнале "Восток", № 1); годом позже с предисловием Алексеева вышла книга Щуцкого "Антология китайской лирики 7-9 вв. по Р. X." Писал стихи из которых уцелели немногие. Главный труд жизни Щуцкого – перевод книги "И Цзин", – китайской классической "Книги Перемен". Эта работа, охарактеризованная академиком В. М. Алексеевым как "научный подвиг", была завершена в начале 1937 года и 3 июня того же года с успехом защищена в качестве диссертации на соискание степени доктора филолологических наук. После защиты Щуцкий ушел в отпуск и 3 августа 1937, когда находился с семьей на даче в Питкелово, был арестован по сфабрикованному делу об "антисоветской", "анархо-мистической", "террористической" организации "Орден тамплиеров". Обвинен по ст. 58-10, 11 УК РСФСР. 18 февраля 1938 года выездной коллегией ВС приговорен к ВМН. В тот же день расстрелян в Ленинграде.

 

 

ВО ДВОРЦЕ
(IX век из Чжу Цин-Юя)

Тишина... Цветенья настала пора...
Открывают ворота двора.
На веранде красавицы вместе стоят,
Стены пурпуром ярко горят.

Затаивши чувства, готовы они
О дворцовых делах посудить —
Попугай перед ними: они не одни —
И не смеют они говорить.

 

ПРОХОЖУ ПЕРЕД ТАВЕРНОЙ
(VII век из Ван Цзи)

Беспросветно пьянствую в теченье
Наших всех тяжелых, смутных дней.
Это не имеет отношенья
К воспитанию души моей.

И куда глаза не устремятся —
Всюду пьяны все, а потому
Как же я осмелюсь удержаться,
Чтобы трезвым быть мне одному?