А. С. Вознесенский
(1880 – 1939)

          Александр Сергеевич Вознесенский (настоящая фамилия Бродский; другие псевдонимы: Илья Ренц, Комар, Люцифер) родился в 1880 году в городе Вознесенск Херсонской губернии в семье уездного врача. В 1897 году поступил на медицинский факультет Московского университета, затем прошёл 4 курса юридического факультета, в 1902 оставил учёбу. В 1898 годуучился в драматической студии Московского филармонического общества. С 1902 года регулярно публиковался в газетах и журналах: рассказы, фельетоны, литературные обозрения, критические статьи. Стихи начал печатать в 1905 году в сатирическом журнале “Жало”, с 1913 – в “Сатириконе” и “Новом Сатириконе”. Единственный стихотворный сборник Путь Агасфера (СПб., 1914, 2-е изд., 1916). Писал пьесы (шедшие во многих столичных и провинциальных театрах), киносценарии (по ним было поставлено 10 картин), занимался переводами. Выступал с публичными лекциями, на основе которых написал книгу Поэты, влюблённые в прозу (Киев, 1910). В 1917 году открыл в Петрограде Студию экранного искусства (позднее кинотехникум), в 1921–1923 был директором такой же студии в Киеве.
          Александр Сергеевич Вознесенский был репрессирован. Умер в 1939 году в с. Новая Шульба Семипалатинской области.

 

 

* * *

Мне кажется, что я пишу стихи
Не потому, что я люблю их мерность,
И сладость рифмы, тонкой как духи,
И строгой мысли лёгкую неверность.

Когда звучит напев моих стихов,
Стихи других мне кажутся певучей.
А рифму — звон нежнейших из оков —
Я нахожу среди простых созвучий.

Но музыка иная есть во мне:
Она живёт немолчной жизнью моря
И в днях моих, и в беспокойном сне,
С их явностью своею тайной споря.

И в дни и в ночи, бледные, как дни,
Она струит загадочно-могучий
Зовущий свет, поющие огни,
Маячащие в высоте над кручей.

Мне чудится, что я пишу стихи —
И близок свет из бездны музыкальной,
Что я уже, как древле пастухи,
К нему бреду от явности печальной...

 

ИЗРАИЛЬ

Я люблю твои строгие крайности,
Твою ненависть к робкой случайности,
Твою волю бессменно-мятежную,
Твою душу измученно-нежную,
Твою бого-мечту неизбывную —
Вечный светоч у вечных ворот —
И молитв твоих песню надрывную
Я люблю, одинокий народ!

 

АВТОГРАФ

Корридор первоклассной гостиницы.
Номера. Вот и двадцать шестой.
Подошла гимназистка из Винницы.
Ей неловко: одна... холостой...

Только очень уж важная миссия:
Попросить, чтобы он подписал
Ей открытку, где в роли Таисия
Снят он... Боже! весь класс потрясал

Возглас брата у трупа Цецилии...
Без жилетки, над мокрым столом,
Он сидит в полупьяном бессилии,
И бормочет: я режу углом...

Но в молчанье неубранной комнаты
Только звякнул задетый бокал.
“Помни, Надя: веди себя скромно ты”,
Ей отец на вокзале сказал...

Ах, как стыдно идти за автографом!
Но искусство — святее всего.
Чуть не вровень с красавцем-географом
Весь их класс обожает его!..

Будто стук. Он глазами бессонными
Долго смотрит в узор на ковре,
На обои с большими бутонами,
И кричит, разобравшись: entrez!

Снова стук. Одурь сразу поборота.
Надевает пиджак, торопясь.
И, закрывшись рукою у ворота,
Отворяет он дверь: верно; князь...

Удивлён. И доволен. С улыбкою
Взял открытку. Дрожит голосок...
Поиграть разве с этою рыбкою,
Коль сама приплыла на песок?

“Вы войдите... Живу я в гостинице...
Неуютно... Хотите винца?”
В этот день, верно, в маленькой Виннице
Хмуро, холодно, дождь без конца...

 

О СЕБЕ

О чём бы ни писал поэт,
Он пишет о себе.
Его слова — всегда ответ
Смеющейся Судьбе.

Тоска цветов, и снежность гор,
И Разин на ладье —
Один и тот же приговор
Неправому судье.

Душа поэта — княжий сад.
Но ночью сторожа
Впускают бережно отряд
Питомцев мятежа...

И скоро в башне гаснет свет,
Но кровь горит в борьбе...
О чём бы ни писал поэт,
Он пишет о себе.

 





www.intiminfo.com.