Даниил Жуковский
(1909 – 1938)

          Даниил Дмитриевич Жуковский родился в семье поэтессы Аделаиды Герцык и ученого-биолога, издателя философской литературы и журнала "Вопросы жизни" Дмитрия Евгеньевича Жуковского 5(18) августа 1909 года во Фрайбурге. Годы его раннего детства прошли в замечательном творческом окружении: друзьями семьи, частыми гостями в их доме на Арбате были многие известные философы, писатели и поэты. Волошин и Брюсов, Шестов и Бердяев, Ильин и С. Булгаков, Цветаева, Ремизов, Вячеслав Иванов – вот только наиболее громкие имена. Здесь царил культ творчества, кипели споры, издавался даже свой журнал "Бульвары и переулки".
          На вопрос анкеты ГПУ "Что вы делали во время революции?" Даниил отвечает: "Был ребенком". Анализу особенного, детского восприятия окружающего, начальному постижению мира и его влиянию на становление мышления – рационального и художественного – Даниил Жуковский посвятил свои "Мысли о детстве..." – три школьные тетрадки рукописного текста, чудом уцелевшие при его аресте в 1936 году (название "Под вечер на дальней горе..." дано публикатором). Примечательно, что он следует здесь своего рода семейной традиции: детской психологии, ранним переживаниям посвящены очерки Аделаиды Герцык "Из мира детских игр", "О том, чего не было", "Ненаказуемость Котика"; эта тема проходит и в "Воспоминаниях" ее сестры Евгении Герцык, которые писались в 30-е годы.
          После смерти Аделаиды Герцык в 1925 году семью разметало по стране. Д. Е. Жуковский был арестован в Симферополе, где имел небольшой заработок в Таврическом университете. Младшего сына взяли знакомые, старший, Даниил, поступив в Крымский пединститут на физико-математическое отделение, живёт самостоятельно; уже сложился круг его интересов: математика, поэзия, теория стиха. Он размышляет о психологии стихосложения и восприятия поэзии, что позже воплотится в три амбарные книги рукописей с названиями "О ритме" и "Слово – звук – образ" (одна глава из этой работы была опубликована в журнале "Новое литературное обозрение" в 1992 году).
          На короткий срок (1931 – 1934 годы) отцу и двум сыновьям удалось объединиться в Иванове. Д. Е. Жуковский, получивший запрет на жительство в больших городах и находившийся под наблюдением НКВД, работал в лаборатории, младший брат учился в медицинском институте, а Даниил преподавал рабочим математику и физику. Затем он переезжает в Москву: влекут московские друзья, возможность общения, обсуждения интересующих его тем. Здесь он посещает литературные кружки, участвует в дискуссиях, его математические занятия выходят на более высокий уровень (он поступает заочно в МГУ). Написаны несколько десятков стихотворений, венок сонетов. Но единственное, что удалось напечатать, – переводы стихов в сказках Андерсена, да и то без указания имени переводчика, и увидеть их Даниилу не пришлось: книга вышла в 1937 году, когда он уже находился в Орловской тюрьме.
          Из писем, сохранившихся в архиве семьи Герцык-Жуковских, складывается трогательный образ Даниила Жуковского – незащищенного юноши, вступившего в неравную борьбу со временем. Эта внутренняя борьба, часто отзывавшаяся тяжелыми, угнетенными состояниями при черезвычайно жизнерадостном и деятельном природном характере Даниила, продолжалась всю его недолгую жизнь.
          23 ноября 1935 года он пишет Евгении Герцык: "Теперь для меня уже нет сомнения в том, что больше всего эпоха виновата в том, что я не пишу. Сейчас действительно просто стыдно петь соловьем, а я, по-видимому, именно так и пел бы... Весной было особенно страшно, когда каждый день приходилось вычеркивать из записной книжки адреса своих товарищей гибнущих..."
          Беда не миновала и его: 1 июня 1936 года пришли с ордером на обыск и арест. Ему предъявлено обвинение в "хранении контрреволюционных стихов Волошина" и "измышлении о жизни советских людей" (где-то в разговоре упомянул о голоде на Украине).
          В архиве КГБ сохранилась папка с его делом. Даниил Дмитриевич, проведя двадцать месяцев в застенках, держался черезвычайно мужественно, с достоинством, не изменяя себе. На вопрос следователя о волошинских стихах он отвечает: "Я хранил эти стихи из любви к ним..." И далее начинает приводить свое определение поэзии... С кем он пытается говорить человеческим языком?
          Первый приговор – пять лет. Но там же, в тюрьме, по доносу – новое обвинение и новый приговор, подписанный особой тройкой 15 февраля 1938 года. Вероятно, на следующий день, в день рождения матери, двадцативосьмилетний Даниил Жуковский был расстрелян.
          15 февраля, быть может, уже зная, что обречен, он пишет последнее письмо отцу: "Несмотря на болезнь, обо мне не беспокойся. Думаю, что сейчас на свободе моя болезнь развивалась бы более прогрессивно. Даже в худшем случае, если я никогда уже не буду чувствовать себя здоровым –– и то ничего. Я пожил хорошо, все, что нужно, испытал в жизни, хотя и в маленьких дозах, но ведь я сам "маленький". Ну, еще раз прощай, крепко, крепко целую тебя. Твой Далик".

Т. Н. Жуковская